yawamnemarusya: (Default)

Милый край и милые дамы.
За что немки так сильно любили Федора Тютчева?


Больше двадцати лет Федор Тютчев прожил в Германии. Он посвятил "милому краю" множество великолепных стихотворений, а немки с ума сходили по поэту, который внешне вовсе не был похож на героя-любовника.
Наверное, нет человека, чей родной язык - русский, который не знал бы имени Тютчева, не слышал бы его "Люблю грозу в начале мая", "Зима напрасно злится, прошла ее пора", "Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется" и, конечно, хрестоматийного "Умом Россию не понять..." Но, может быть, не все знают, что больше двадцати лет своей жизни Тютчев провел в Германии, что именно здесь он сформировался как поэт, здесь были написаны многие его шедевры и что самый знаменитый, наверное, русский романс "Я встретил вас - и всё былое в отжившем сердце ожило..." посвящен немке.
Read more... )
http://www.dw-world.de
yawamnemarusya: (Default)
Вот такая русалка появилась в озере Альстер, в центре города Гамбургa.








Для тех, кто никогда не бывал в Гамбурге )
yawamnemarusya: (Default)


СОСТЯЗАНИЕ.

Когда состязание было объявлено, никто в городе не сомневался, что выполнить задачу способен только Дважды- Венчанный – на весь мир прославленный художник, гордость города. И только сам он чувствовал в душе некоторый страх: он знал силу молодого Единорога, своего ученика.
Глашатаи ходили по городу и привычно зычными голосами возвещали на перекрестках состоявшееся постановление народного собрания: назначить состязание на картину, изображающую красоту женщины.

Картина эта, огромных размеров, будет водружена в центральной нише портика на площади Красоты, чтоб каждый проходящий издалека мог видеть картину и неустанно славить творца за данную им миру радость.
Ровно через год, в месяц винограда, картины должны быть выставлены на всенародный суд. Чья картина окажется достойною украсить собой лучшую площадь великого города, тот будет награжден щедрее, чем когда-то награждали цари: тройной лавровый венок украсит его голову, и будет победителю имя- Трижды-Венчаный.
Так выкликали глашатаи на перекрестках и рынках города, а Дважды-Венчанный, в дорожной шляпе и с котомкой за плечами, с кизилевой палкой в руке и с золотом в поясе, уже выходил из города. Седая борода его шевелилась под ветром, большие, всегда тоскующие глаза смотрели вверх, в горы, куда поднималась меж виноградников каменистая дорога.
Он шел искать по миру высшую Красоту, запечатленную в женском образе.

У хижины за плетнем чернокудрый юноша рубил секирою хворост на обрубке граба. Он увидел путника, выпрямился, откинул кудри с загорелого лица и радостно сверкнул зубами и белками глаз.
- Учитель, радуйся! – весело приветствовал он путника.
- Радуйся, сын мой! – ответствовал Дважды-Венчанный и узнал Единорога, любимого своего ученика.
- В далекий путь идешь ты, учитель. Шляпа у тебя на голове и котомка за плечами, и сандалии у тебя из тяжелой буйволовой кожи. Куда идешь ты? Зайди под мой кров, отец мой, осушим с тобой по кружке доброго вина, чтоб мне пожелать тебе счастливой дороги.
И ответил Дважды-Венчанный: 
- Охотно, сын мой!
Единорог с размаху всадил блестящую секиру в обрубок и крикнул, ликуя:
- Зорька! Скорее сюда! Неси нам лучшего вина, сыру, винограду! Великая радость нисходит на дом наш: учитель мой идет ко мне!
Они сели перед хижиной, в тени виноградных лоз, свешивающих над их головами черные свои гроздья.
С робким благоговением поглядывая на великого, Зорька поставила на стол кувшин с вином, деревянные тарелки с сыром, виноградом и хлебом.
И спросил Единорог:
-Куда собрался ты, учитель?
Дважды-Венчанный поставил кружку и удивленно поглядел на него.
- Разве ты не слышал, о чем третий день кричат глашатаи на площадях и перекрестках города?
- Слышал.
- И…думаешь выступать на состязании?
- Да, учитель. Знаю, что придется бороться с тобой, но такая борьба не может быть тебе обидна. Знаю, трудна будет борьба, но не художник тот, кто испугался бы ее.
- Я так и думал. Знаю и я, что борьба предстоит трудная и победить тебя будет нелегко. Когда же идешь в путь?
- Куда?
- Как куда? Искать ту Высшую Красоту, которая где нибудь да должна же быть. Отыскивать ее, в кого бы она не была вложена – в гордую ли царевну, в дикую ли пастушку, в смелую ли рыбачку, или в тихую дочь виноградаря.
Единорог беззаботно усмехнулся.
- Я уже нашел ее.
Сердце Дважды-Венчанного забилось медленными сильными толчками, груди стало мало воздуху, а седая голова задрожала. Он осторожно спросил, не надеясь получить правдивого ответа:
- Где ж ты нашел ее?
- А вот она!
И Единорог указал на Зорьку, свою возлюбленную. Взгляд его был прям, и в нем не было лукавства.
Дважды-Венчанный в изумлении смотрел на него.
- Она?
- Ну да!
Голова старика перестала дрожать, и сердце забилось ровно. И заговорило в нем чувство учителя.
- Сын мой! Твоя возлюбленная мила, я не спорю. Счастлив тот, чью шею обнимают эти стройные золотистые руки, к чьей груди прижимается эта прелестная грудь. Но подумай: та ли это красота, которая должна повергнуть перед собой мир.
- Да, именно та самая. Нет в мире и не может быть выше красоты золотой моей Зорьки – восторженно сказал Единорог.
И взяло на минуту сомнение Дважды-Венчанного: не обманул ли его опытный его глаз, не просмотрел ли он чего в этой девушке, потуплено стоявшей в горячей тени виноградных лоз? Осторожно и испытующе он оглядел ее. Обыкновенная девушка, каких везде можно встретить десятки. Широкое лицо, немножко косо прорезанные глаза, немножко редко поставленные зубы. Глаза милые, большие, но и в них ничего особенного…Как слепы влюбленные! ...
- Может быть, ты и прав. Блажен ты, что так быстро нашел то, что мне предстоит искать так далеко и долго…Радуйся! И ты радуйся, счастливая меж дев!
- Когда Дважда-Венчанный вышел на дорогу, он вздохнул облегченно и успокоено: единственный опасный соперник сам,, в любовном своем ослеплении, устранил себя с его пути. Спина старика выпрямилась, и, сокращая путь, он бодро зашагал в гору по белым камням русла высохшего горного ручья.

Дважды-Венчанный переходил из города в город, из деревни в деревню, переплывал с острова на остров. Не зная усталости искал он деву, в которую природа вложила лучшую свою красоту. Он искал в виноградниках и рыбачьих хижинах, в храмах и на базарах, в виллах знатных господ, в дворцах восточных царей. Славное имя его открывало перед ним все двери, делало его повсюду желанным гостем. Но нигде не находил он той, которую искал. 
Однажды, в месяц ветров, за морем, он увидел у городских ворот едущую на мулах восточную царевну и остановился, с минуту жадно смотря на ее сверкающую красоту. 
И подумал в колебании:
«Может быть, она?»
Но сейчас же преодолев себя, отвернулся и решительно зашагал дальше.
«Может быть? Значит, не она.. Истинная красота как светляк, - сказал он себе. – Когда ночью ищешь в лесу светляков, часто бывает: вдруг остановишься, - «стой! Кажется светляк!» Кажется?...Не останавливайся, иди дальше. Это белеет в темноте камушек или цветок анемона, это клочок лунного света упал в чаще на увядший листок. Когда ясным своим светом, пронзая темноту, засветится светляк, - тогда прямо и уверенно говоришь: вот он! »
Месяц шел за месяцем. Отшумели на море равноденственные бури, осыпались листья с дубов. Все ниже стало ходить солнце, все глубже заглядывать в окна хижин. Туманные тени поползли по волнам остывающего моря. Горы надели на головы белые шапки, ледяной ветер гнал по долинам сухой, шуршащий снег. И опять солнце стало ходить выше. Перед утреннею зарею выбегал из-за гор небесный Стрелец и целился стрелою в изогнутую спину сверкающего Скорпиона. Больше пригревало теплом.
А Дважды-Венчанный странствовал

Был месяц фиалок. Путник расположился на ночлег на песчаном берегу бухты. Отпил из фляги вина, перекусил куском черствого ячменного хлеба с овечьим сыром, сделал себе ложе: нагреб для изголовья возвышение из морского песку, разостлал волосяной свой плащ и склонился на ложе головою.
В теле была усталость, в душе- отчаяние. Никогда, никогда, казалось ему, не найдет он того, чего ищет. Не найдет, потому что не способен найти.
С полуденной стороны, от гор, дул теплый ветер, и весь он был пропитан запахом фиалок. Там, на горных перевалах, лесные поляны покрыты сплошными коврами фиалок. Сегодня вечером он шел тропинкою по этим перевалам и любовался всем, что кругом, и вдыхал целомудренные запахи ранней весны. А теперь, когда сумерки одели горы, когда в теплом ветре издалека несся запах фиалок, ему казалось: там все прекраснее, таинственнее и глубже, чем он сумел увидеть вблизи. А пойдет туда, - и опять красота отодвинется, и опять будет хорошо, но не то…Что же это за колдовство в мировой красоте, что она вечно ускользает от человека, вечно недоступна и недостижима и не укладывается целиком ни в какие формы природы?

Оглянулся Дважды-Венчанный на все, что сотворил за свою жизнь, что сделало его славным на весь мир, и припал лицом к изголовью. Противно стало ему и стыдно за неумелые намеки на то великое и непостигаемое, что носилось перед его тоскующими глазами и чего никогда он не смог воплотить в формы и краски.
Так он и заснул, уткнувшись лицом в жесткий свой плащ. С гор все дул теплый ветер, пропитанный запахом фиалок, и вздыхало вдоль берега вечно тоскующее, не знающее спокойствия море.
Когда Дважды-Венчанный проснулся, над морем занималась зеленовато золотистая заря. Горы, кусты, колючая трава на берегу стояли в ровном сумеречном свете, - мягко светящиеся, объединенные; Свет обнимался с тенью. Потом запылал над морем огромный, ясный костер, без дыма и чада, медленно вылетело из него солнце и ударило лучами по земле. И отшатнулся свет от тени, и разъединились они. Ярче стал свет, чернее тень.
Дважды-Венчанный взглянул на мрачные, утонувшие в тени горы. Взглянул – и вскочил на ноги быстро, как юноша. С предгорного холма, залитая лучами солнца, спускалась стройная дева в венке из фиалок. И сотряслась душа художника до самых глубин, и сразу, без колебаний, без вопросов, с ликованием воскликнула душа:
- Это – она!
Дважды-Венчанный упал на колени и в молитвенном восторге простер руки к светозарной деве.

 

Настал месяц винограда. Площадь Красоты, как море, шумело народом. В глубине площади возвышались два огромных, одинаковой величины, прямоугольника, завешанных полотном. Возле одного стоял Дважды-Венчанный, возле другого – Единорог. Толпа с обожанием смотрела на уверенное, сурово-спокойное лицо Дважды-Венчанного и посмеивалась, глядя на бледное под загаром лицо красавца Единорога.
Граждане кричали:
-Единорог! Беги со своею мазнею, не срамись.
Единорог в ответ встряхивал курчавыми волосами и вызывающе усмехался, сверкая зубами.
Старец в пурпуровом плаще и с золотым обручем на голове ударил палочкой из слоновой кости по серебряному колоколу.
Все притихли. Старец простер палочку к картине Дважды-Венчанного. Полотно скользнуло вниз.
Высоко над толпою стояла спускающаяся с высоты, озаренная восходящим солнцем дева в венке из фиалок. За нею громоздились темно-серые выступы суровых гор, еще не тронутых солнцем. По толпе пронесся гул, и вдруг стало на площади тихо, как знойны полднем в горном лесу.
Божественно-спокойная, стояла дева и смотрела на толпу большими глазами, ясными, как утреннее небо после грозы. Никто никогда еще не видал в мире такой красоты. Она слепила взгляд, хотелось прикрыть глаза, как от солнца, только что вышедшего из моря. Но падала рука, не дошедши до глаз, потому что не могли глаза оторваться от созерцания. А когда отрывались и смотрели по сторонам, было с ними, как после взгляда на солнце, только что вышедшее из моря: все вокруг казалось темным и смутным. Тело, какого не еще обнимала ни одна мужская рука, сквозило сквозь легкую ткань. Но не было вожделения. Было только молитвенное склонение и блаженная, нездешняя печаль.
Темные горы были за девой, и темно стало кругом на площади. Девы и жены пристыжено отвращали лица в сторону, а юноши и мужи глядели на Фиалко-венчанную, 
Переносили свой взгляд на своих возлюбленных и спрашивали себя: что же нравилось им в этих нескладных телах и обыденных лицах, в этих глазах, тусклых, как коптящий ночник?
Старый погонщик мулов, с брюзгливым лицом и щетиною на подбородке, искоса оглядыва свою старуху: была она жирная, с отвислым подбородком и огромной грудью, с лицом, красным от кухонного чада. Взглянул он опять на Фиалковенчанную и опять на жену. Больно ущемила тоска по красоте его жесткое, как подошва, сердце, и страшно стало ему, с кем суждено проводить ему трудную серую жизнь.
Долго стояли люди в благоговейном молчании , и смотрели, и что-то шептали. И всеобщий вздох священной, великой тоски пронесся над толпою.
Старец в красном плаще стряхнул с себя очарование и встал. Было лицо его строго и торжественно. С усилием, как бы совершая вынужденное кощунство, протянул он палочку ко второй картине.

Покров упал.
Ропот недоумения и негодования прошел по площади. На скамье, охватив колено руками, подавшись лицом вперед, сидела и смотрела на толпу – Зорька! Люди не верили глазам и не верили, чтоб до такой наглости мог дойти Единорог. Да, Зорька! Та самая Зорька, что по утрам возвращалась с рынка, неся в корзине полдесятка кефалей, пучки чесноку и петрушки; та самая Зорька, что мотыжит за городом свой виноградник и по вечерам доит на дворике коз. Сидит, охватив колено руками, и смотрит на толпу. За нею – полуоблупившаяся стена хижины и косяк двери, над головою- виноградные листья, красные по краям, меж них – тяжелые сизые гроздья, а вокруг нее – горячая, напоенная солнцем тень. И все. И была она на картине такая же большая, локтей в двенадцать, как и божественная дева на соседней картине.
- Хоть с гору величиной нарисуй, лучше не станет! – крикнул озорной голос.
И все засмеялись. Раздался свист, шип. Кто-то завопил:
- Камнями его!
И другие подхватили:
- Побить камнями!
Но вот шум начал потихоньку затихать. Кричащие и хохочущие рты сомкнулись, поднятые с камнями руки, опустились. И вдруг стало тихо. Так иногда неожиданно налетит с гор ветер, - и завоет, завьется, поднимет к небу уличную пыль – и вдруг упадет, как в землю уйдет.
Люди смотрели на Зорьку, и Зорька смотрела на них. Один юноша в недоумении пожал плечами и сказал другому
- А знаешь, я до сих пор не замечал, что Зорька так прелестна. Ты не находишь?
И другой ответил задумчиво:
- Странно, но так. Глаз не могу оторвать. 
Высоко подняв брови, как будто присушиваясь к чему-то, Зорька смотрела перед собой. Чуть заметная счастливая улыбка замерла на губах, в глазах был стыдливый испуг и блаженное недоумение перед встающим огромным счастьем. Она противилась, упиралась и, однако, вся устремилась вперед в радостном, неодолимом порыве. И вся светилась изнутри. Как будто кто-то , втайне давно любимый, неожиданно наклонился к ней и тихо-тихо прошептал:
- Зорька! Люблю!
Люди молчали и смотрели. Они забыли, что это- та самая Зорька, которая носит в корзине тускло поблескивающую рыбу и серебряные пучки чесноку, не замечали, что лицо ее несколько широко, а глаза поставлены немного косо. Казалось, будь она безобразна, как дочь кочевника, с приплюснутым носом и глазами, как щелки, - само безобразие, освещенное изнутри этим чудесным светом, превратилось бы в красоту небывалую.
Как будто солнце взошло высоко над площадью. Радостный, греющий свет лился от картины и озарял все кругом. Вспомнились каждому лучшие минуты его любви. Тем же светом, что сиял в Зорьке, светилось вдруг преобразившееся лицо его возлюбленной в часы тайных встреч, в часы первых чистых и робких ласк, когда неожиданно выходит на свет и широко распускается глубоко скрытая, вечная, покоряющая красота, заложенная природой во всякую без исключения женщину.
Прояснилось лицо старого брюзги погонщика, взглянул он на свою старуху, и улыбнулся, и толкнул ее сухим локтем в бок ….
И, застенчиво улыбнувшись, взглянули на него с оплывшего , багрового лица знакомые, милые, давно забытые глаза, и осветилось это лицо отблеском того вечного света, который шел от Зорьки. Погонщик хихикал и грязною рукою вытирал слезы…
И казалось ему, - не умел он ценить того, что у него было, и по собственной вине сделал свою жизнь серою и безрадостною.
Это был он, который первым крикнул на всю площадь:
- Да будет Единорог Трижды-Венчанным!

В.В. Вересаев. Состязание.

yawamnemarusya: (Default)
Дина Рубина

http://dinarubina.com/texts/karnaval.html


"....cлучается так, что на наших площадях бьют кровавые фонтаны. Впрочем, это тоже в традиции средиземноморского карнавала — возьмите любую итальянскую или испанскую средневековую новеллу: под грохот музыки и раскаты смеха, в брызгах огней всегда сводились счеты с неверной возлюбленной, жестоким мужем, коварным другом, подлым предателем... Вот только наша ближневосточная мясорубка внесла нечто новое в историю извечного арабо-израильского карнавала: когда в воздух взлетают ни в чем неповинные, никого не предавшие, никому не изменившие, дети...
Возвращаюсь домой из города. Дверь открывает взвинченный сын, кричит мне: — Где ты гуляешь, мы тут с ума сходим?!
По телевизору передают экстренный выпуск новостей: двадцать минут назад в центре Иерусалима, на пешеходной улице Бен-Иегуда (в одном из магазинов которой я час назад купила себе отличный ежедневник в кожаном переплете), взорвали себя три террориста-самоубийцы. По предварительным данным, они были переодеты в женские платья и прогуливались среди столиков кафе, вынесенных на улицу в этот упоительный час предвечерней прохлады. Есть много раненых, больше десятка убитых, среди них — дети, женщины...
На экране телевизора под вой амбулансов мечутся санитары с носилками, бегут полицейские, мелькают искаженные ужасом, окаменевшие от шока, залитые слезами, лица людей...
Я представляю себе, как три безумца надевают на себя огромного размера лифчики, чтобы больше вошло в них взрывчатки, как нацепляют парики, надевают дамские туфли, красят помадой губы, — как три безумца готовятся к последнему в своей жизни карнавалу только ради того, чтобы убить еще с десяток евреев. Я пытаюсь представить себе, как они переодевались, как смотрели друг на друга — ведь это страшно весело, ведь это смешно, ведь невозможно не рассмеяться?!!
Я швыряю в угол сумку с новым отличным ежедневником, который в любую минуту может больше не пригодиться мне в этой жизни, и ору:
— Гос-по-ди, на-до-ело!! Господи, как надоел этот кошмарный карнавал! Господи, что надеть, во что переодеться, чтобы стать невидимой, недостижимой, неуязвимой! Господи, во что переодеть детей, всех близких, весь народ, чтоб перестать быть вековечной мишенью!!

На следующее утро после бессонной ночи я запрещаю домашним включать телевизор и радио. Я не хочу ничего слышать, ни одной подробности о вчерашнем теракте, ни одного имени, не хочу видеть ни одной фотографии жертв. Я выжата, как лимон, измучена, у меня нет сил не то что работать — просто жить, двигаться, совершать какие-то бытовые действия."


2001 год
yawamnemarusya: (Default)
Очень печально...
Галина Щербакова умерла, но воспоминания юности, чудесные книги и ощущение тогдашней чистоты души не исчезли вместе с ней.
Спасибо ей за подаренные нам тогда, когда мы ещё были наивными и чистыми детьми, такие же наивные и чистые книги о любви и жизни.
Помнится, я когда-то тогда, в той первой моей жизни, читала почти одновременно первый раз "Глазами Клоуна" Бёлля, Франсуазу Саган и ... Галину Щербакову. Всё это осталось в каком-то отдалённом уголочке моей неистребимой памяти и приправленно соусом Москвы-Олимпийской, когда в 80-м из города исчезли все, кого только можно было отправить "на картошку". Наверное, Олимпиада была раньше этих моих книг, но ощущение любви, мая, невесомости, моей Москвы и юности сейчас хранятся в одном и том же старом сундуке, который хотелось бы когда-нибудь открыть вместе с внуками...

Profile

yawamnemarusya: (Default)
yawamnemarusya

September 2012

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819 202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 12:49 am
Powered by Dreamwidth Studios